June 6th, 2008

dagomys

песня для мамы

 Довольно тяжело отключать человека от аппаратов искуственного дыхания, когда он в сознании и, в общем, понимает что происходит. Ещё тяжелее, когда над кроватью терминально больной  Мамы свирепо ругаются на армянском её дети - два сына и дочь. Решают: отключать-не отключать. Дочь настаивает, чтобы делали всё возможное. Сыновья кричат, что нечего мучить маму. И так уже прошла все круги ада.. Мама внимательно слушает, глядя на своих лысых, обрюзгших мальчиков и толстушку-дочь. Она не имеет никаких шансов. То, что когда-то было её сердцем, уже им называется чисто символически. Наконец-то они решили. Лора поговорила с ними в тесной  комнатке, специально отведенной под такие невесёлые беседы. Я был приглашён туда в качестве наблюдателя и поддакивателя. "Да, сорри, мы больше ничего не можем сделать". "Мы только продолжим её мучения". "Джин вам скажет тоже самое". И тому подобное... Они смотрели на нас красными от слёз глазами и шмыгали носом. Взрослые дети своей мамы. Потом криков уже не было. Они выключили свет в мамином отсеке, прикрыли занавес. Кэрол прошла туда с дозой морфия. А потом вдруг оттуда мы услышали песню. Тихую и очень торжественную. Пел один из сыновей. Было уже часов 11 вечера и в отделении было довольно тихо. Всё, кто сидели за своими компьютерами, притихли. Если бы я закрыл глаза, можно бы было подумать, что я в горах, а из небольшой деревенской церкви доносится пение. Чарующая армянская песня как-то обняла, накрыла собой. А потом песня стихла. Красиво умереть тоже надо уметь..