September 18th, 2008

dagomys

Львов

Почти 20 лет назад я уехал из города, где родился и знал каждый камень в мостовой. Уезжал навсегда, использовав первую же возможность избавиться от проклятой коммунистической власти. Я даже не думал, что когда-то вернусь.. И вот я снова неспеша бреду по львовской брусчатке, заглядываю в "брамы", кава+"Вана Таллинн" на Армянке, бабушкина могила, стометровка... Дома. Вроде бы да, и в тоже время - нет. Нельзя два раза входить реку, даже если она - Полтва и загнана в канализационные трубы под проспектом ЛенинаСвободы... Кекс с чаем в столовке родной школы. Перезвон трамвая на площади Рынок. Сидящий, крепко задумавшийся Христос над каплицей Боимов. Академическая. "Сквозняк". И... Мишка, по телефону: " Папа, а когда ты приедешь ДОМОЙ ?" Дом там, дом здесь. В том - другие люди, может быть они и хорошие, но срубили  дикий виноград, когда-то уютно закутывавший наш дом. В этом - Мишка, Светка, книги давно увезенные из дома старого, елочки посаженные совсем недавно. Трава, которую надо каждую неделю косить. А между всем этим 20 лет тяжелого труда, находок, утрат, разочарований, тихого счастья, сомнений. Как же хорошо, что жизнь нам иногда делает таки подарки. Как хорошо, что Львов устоял все эти годы под Кремлём, годы после Советов, всю эту разруху в головах. Он, по-моему, поднимается. Медленно, тяжело, но встаёт на ноги. Занимает своё привычное место в Европе. Вот первый цикл львивских фоток : 
100_3443 by you.

 

Collapse )

* кава и "Вана Таллинн" - на Армянке. Я туда пришёл в 10 утра, заказал свою обычную "пайку" и сел рассматривать пустую кавярню. Через пару минут зашёл мужчина лет на 5 старше меня, заказал коньяк и кофе, сел за соседний столик и стал рассматривать всё вокруг с такой же дурацко-расстроганной физиономией на лице как и у меня. Мы друг на друга посмотрели, усмехнулись. Я вышел, закурил сигару, через дым рассматривая кучу польских туристов, которых пришвартовали возле нашей Армянки и которым рассказывали по-польски " о культовом кафе, где собирались в советское время панки, художники, музыканты и иные инакомыслящие.." Мужик через окно внимательно смотрел на меня, видимо пытаясь вспомнить. Ну да, вспомнишь ты меня с моей-то рюхой и пузом..

** Фотка со мной - на родной улице, Пильникарской. Ничё не изменилось. Только того пацана уже нет...

далі буде..